Прости земля, ведь мы еще растем… или Как максимально эффективно распорядиться земельными ресурсами

Мы все стали свидетелями того, как в наши дни некогда устрашающая угроза: «Ты у меня землю есть будешь!» превратилась в наиболее желанный приговор в с

Поделись новостью с другом:
Поделись новостью с другом:
реде отечественной политической бизнес-элиты. Сегодня главный ресурс страны нарезают островами, переваривают полями, поглощают тысячами гектаров, смакуют дорогими сотками. По данным Госу­дарственного агентства земельных ресурсов, в результате перераспределения земельных ресурсов в Украине в государственной собственности осталось 49,3% земель (29 млн. га). В частную и коммунальную собственность передано 50,7%.При этом то же агентство информирует, что площадь земли, которая подлежит размежеванию на государственную и коммунальную, составляет 29,8 млн. га. Однако на сегодняшний день в Украине не зарегистрировано ни одного метра земли коммунальной собственности. Значит, половина украинских земель уже находится в частных руках. А если учесть, что немалая часть народного богатства отдана в аренду, то в распоряжении у государства осталось и того меньше. При этом за 16 лет независимости Украина так и не обзавелась законодательством, которое бы регулировало отношения на земельном рынке. Не приняты законы «О земельном кадастре», «О рынке земли», все еще действует лукавый мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения. В результате на селе вовсю работает теневой рынок, а проще говоря, базар. Крестьяне распродают по дешевке свои паи, терпят земельное рейдерство от фирм, под прикрытием судов скупающих документы на их участки, советы сотнями гектаров изменяют целевое назначение земель для дальнейшей их перепродажи и т. д. В городах в условиях отсутствия генеральных планов и четкого зонирования дальнейшей застройки идет массовая раздача земель фирмам и фирмочкам под застройку за копейки в долгосрочную аренду. Естественно, с последующим правом выкупа. Земельные аукционы — большая редкость. Бюджеты теряют миллиарды, чиновники их зарабатывают. Таким образом, можно констатировать, что в стране продолжается перманентный процесс принятия «совершенного земельного законодательства», под вывеской которого в интересах кланов и финансовых групп всех цветов и калибров идет банальный раздел главного ресурса страны — земли. Эксперты говорят: пока примут «идеальные» законы, о которых время от времени рассказывают соревнующиеся за власть украинские политики, — продавать будет уже нечего. Что думают на этот счет сами политики? Озабочены ли они мыслью о том, как максимально эффективно распорядиться землей в интересах общества и государства? Когда собираются законодательно урегулировать целый ряд проблем, дальнейшее игнорирование которых может ввергнуть Украину в экономический ступор? Может ли стране грозить реприватизация земли? Стоит ли вообще продавать землю или лучше остановиться на аренде? Будут ли расширены права нерезидентов? Эти и другие вопросы поставило «ЗН» во время проведения очередного круглого стола. Как и в предыдущие разы, редакция обратилась в избирательные штабы трех ведущих политических сил с просьбой «откомандировать» для участия тех кандидатов в депутаты, которые отвечают за разработку линии партии или блока относительно земельной стратегии. На этом круглом столе Партию регионов представляла член списка, кандидат экономических наук, доцент Ирина АКИМОВА. Позиции БЮТ обороняли кандидат в народные депутаты, депутат Киевсовета Владимир БОНДАРЕНКО, а также его коллега по столичному совету Александр БРИГИНЕЦ. «На­ша Украина—Народная самооборо­на» была представлена кандидатами в народные депутаты, председателем президиума Строительной палаты Украины Владимиром ПОЛЯЧЕНКО и экс-главой парламентского комитета по ЖКХ Алексеем КУЧЕРЕНКО. «Взрывчатка» для села «ЗН» — Мы неспроста начали наш разговор с такой не очень благодарной темы, как земли сельскохозяйственного назначения. Для одних они не столь привлекательны, как дачные сотки, а для других это, как говорится, золотой слиток. Поскольку сегодня не действует государственный земельный кадастр, то 80% договоров на аренду земли заключаются с нарушением действующего законодательства. Не говоря уж о тех процентах, которые приходятся на теневую скупку пахотных земель. Есть фирмы, фактически владеющие 200 тыс. га таких угодий — с перспективой перепрофилирования, выкупа и перепродажи под застройку или что-либо иное. До сих пор в Украине не приняты два главных закона — «О государственном земельном кадастре» и «О рынке земель». Что ваши партии намерены делать — продлевать мораторий на куплю-продажу земель сельхозназначення и в дальнейшем или все же в галопирующем темпе на первых заседаниях Верховной Рады шестого созыва принять эти крайне необходимые законы? Алексей Кучеренко А. К. — Если позволите, я изложу свое видение. В 1917 году товарищ Ленин сделал революцию на двух лозунгах — война и земля. Я не говорю, что у нас сегодня гражданская война, но ситуация в обществе чрезвычайно сложная, и своеобразной «взрывчаткой» может стать земельный вопрос, особенно в сельской местности. Это я вам говорю как первый заместитель руководителя Киевского областного штаба «НУ—НС». За тот месяц, что я поездил, проводя встречи, волосы встали дыбом. Представляю, что творится в других регионах. Поэтому я утверждаю, что земельный вопрос — это вопрос национальной безопасности. Скажу самокритично: одним из наших просчетов в 2005 году считаю то, что СНБОУ хоть и проявил некоторую активность в этом вопросе, но концептуально ничего не предложил, хотя конкретных фактов хватало: Крым, Козин... Это первый тезис. Тезис второй — о социальной значимости этого вопроса. В результате абсолютно непродуманной приватизации за 16 лет простые граждане не получили ничего. Преобладающее большинство городского населения получило в частную собственность принадлежащие им квартиры. У 86—87% есть в частной собственности жилье, наверное, скоро будет 90. А сельское население, соответственно, должно было получить в собственность землю. Однако... Горожане вроде бы стали собственниками квартир, но только де-юре. Поскольку де-факто они — неэффективные собственники. И собственность крестьян на паи — тоже определенная абстракция. Крестьян каким-либо образом пытаются обмануть. И те 200 тыс. га, о которых вы упомянули, — яркий пример. На мой взгляд, их собственники просто ждут вступления Украины в ЕС. Тогда будет другая капитализация земли. Что делать? Наша политическая сила и президент подтверждают желание отменить мораторий и решить хотя бы вопрос собственника. Параллельно, бесспорно, нужно решить вопрос с кадастром и другими атрибутами, которые могут помочь собственнику защитить свою собственность. Есть и другие проблемы. Я сейчас не буду пересказывать, как в Козине дважды за три последние недели ограбили управление земельного кадастра и похитили документы. Это отдельная тема... И еще одно. Наблюдая за существующей системой учета, не исключаю, что вскоре у одного и того же участка будет по два-три собственника. Поэтому следует ожидать конфликтов... Ну, а земельные рейдеры, как показывает практика, доказывают свое право на собственность судебными решениями. Поэтому чем раньше мы зафиксируем право собственности через отмену моратория, тем быстрее разрубим этот гордеев узел. «ЗН» — Когда вы собираетесь отменять мораторий: в этом году, в следующем? С ключевыми законами или без них? А. К. — Нет, без законов «О государственном земельном кадастре» и «О рынке земель» не обойтись. Должен быть пакет законов, которые позволят человеку по четкой, прозрачной процедуре в кратчайшие сроки получить государственный акт на землю. Параллельно должна работать очень серьезная просветительская программа, которая объясняла бы крестьянам, почему не стоит спешить с продажей собственного пая. Хотя люди уже и сами поумнели. «ЗН» — Если законы и в дальнейшем будут принимать нынешними темпами, придется ждать годы, пока «заинтересованные» не разберут последнее из того привлекательного, что еще осталось. А. К. — А что разберут? Мы же говорим о той земле, которая формально распаевана. «ЗН» —... но реально перераспределяется по серым схемам. А. К. — Так она и в дальнейшем будет уходить, пока мы очень быстро не отменим мораторий. Но очень важный вопрос: с кем его отменять? Юлия Владимировна (Тимошенко) заявила, что у них другое мнение... «ЗН» — Хорошо, если Верховная Рада не примет эти два важных закона, что делает пропрезидентская сила? Ждет президентского указа? А. К. — Вы задаете очень сложный вопрос. Коалиция должна объединяться не на базе какой-то эфемерной программы экономического развития, кто бы ее ни разработал — Ахметов или Тимошенко, а вокруг принципиальных моментов управления государством и решения серьезных социальных проблем. И земельный вопрос — один из краеугольных. Если не будет согласия, я скептически буду относиться к такой коалиции. Владимир Бондаренко В. Б. — Хочу кое-что объяснить. Наша политическая сила — БЮТ — считает, что следует принимать не два закона, а, по крайней мере, четыре. Мы говорим о рынке земель, о государственном земельном кадастре, но не упоминаем о государственном земельном резерве и пока не говорим о резерве земли природоохранной. То есть, если исходить из необходимости что-то разделить и раздать, создать систему хозяев на земле, то нужно зарезервировать земли для государственных потребностей: для развития дорог, трубопроводов и других необходимых государству объектов. Например, сейчас возникла ситуация со строительством киевской кольцевой дороги. Попробовали один вариант — попадают на паи, где есть реальные хозяева, пошли другим маршрутом — тоже наткнулись на наделы. Решили — пойдем лесом, ведь это ничье. И вырубают многолетние деревья. Это тот грубый просчет, когда в государственный резерв не выделены земли для перспективных государственных потребностей. Второе. Экологические проблемы. Разве это нормально, когда Черновецкий или еще какой-нибудь неадекватный руководитель, заботящийся только о собственном кармане, принимает решение (а он сегодня навязывает Киевсовету и принимает любое решение), например, о сокращении охранной зоны Феофании на 650 га, которое согласовывается за неделю с такими руководителями, как Патон, как архиепископ Московской патриархии, как Муховиков, Руслан Кухаренко? Одно решение Киевсовета — и заповедная зона на Жуковом острове в Киеве уменьшается на 1600 с лишним гектаров! То есть сегодня нужно разобраться, сколько Украине нужно пахотных земель, а сколько следует отвести под рекреационную зону, выделить участки на косогорах, берегах рек, лугах. После этого останется та часть, которую действительно нужно немедленно делить и даже продавать. Поскольку есть еще интерес старушки, которая не может последние годы пожить по-человечески за вырученные от продажи своего пая деньги, поскольку действует мораторий. Поэтому, прежде чем ввести рынок земли в Украине, следует законодательно решить четыре проблемы. Первая — разработать кадастр, потому что вся документация разворована, сожжена. Я видел космическую съемку Кончи-Заспы, где так называемым яхтсменам выделили по куску земли на берегу Большого залива. Через полгода эти яхтсмены были уже во втором ряду, поскольку берег залива частично намыли, а третий намыв привел к тому, что там уже не осталось спортсменов... Без кадастра с привязкой к геостатическому космическому объекту границы земельных участков будут «мигрировать» не на сантиметр-два и будут накладываться друг на друга. Вот когда у нас будет точный кадастр, который по желанию можно очень быстро разработать, когда будет необходимая документация по рынку земли, земельный резерв государства и природоохранный резерв, только тогда сможем говорить о реальных землевладельцах. А. К. — Только нужно все это развести во времени. Если мы с этим справимся, условно говоря, за три-пять месяцев, то бабушка может подождать. А если это снова затянется на три-пять лет, то старушка не дождется этого пая. Я подчеркиваю: мораторий нарушается, к сожалению, в рамках действующего законодательства! И паи захватывают любым способом согласно действующему Гражданскому кодексу. В. Б. — Каждой смерти старушки в селе аплодирует председатель сельсовета. Если она одинокая и у нее нет наследников. Поскольку после смерти одинокого человека остается так называемый выморочный пай, который можно еще раз кому-то выделить. Не хочу никого обижать, но заинтересованность в физическом уменьшении количества пайщиков, у которых нет потомков, — довольно важный стимул, чтобы аплодировать этому процессу. «ЗН» — А можно мы к вашим четырем законам добавим еще два — «О государственной инвентаризации земель» и «О зонировании земель»? В. Б. — Инвентаризация должна предшествовать разработке земельного кадастра. При нормальном подходе... А относительно зонирования, то я выделил бы ту его часть, которая касается природоохранных территорий. И именно на них сейчас «наезжают». Это связано, как правило, с границами воды и суши, поскольку участки возле воды самые престижные. Есть еще коммунальное зонирование, зонирование сельхозпроизводства и т. п. Земли сельхозпроизводства держит под контролем Верховная Рада. Хотя посмотрите, что творится в Киеве. Сельскохозяйственные земли совхоза «Хотовский» соседствуют с Феофанией. Андрей Иванов с компанией скупают паи бывших работников «Хотовского», и на последнем сессионном заседании эти земли из пахотных переводят в пастбища. По логике, следующий шаг — перепрофилирование пастбищ в... участки под застройку. Земли совхоза «Совки», который когда-то весь был на территории Киева, раздерибанены деятелями прежних властей. Исследовательские земли садового фонда Академии сельскохозяйственных наук — Института садоводства, находящиеся возле Феофании, возле Китаева... Супруг Людмилы Супрун лично руководил этим процессом в пользу Александра Николаевича Ткаченко и некоторых других руководителей тогдашней Верховной Рады. «ЗН» — Еще в декабре прошлого года парламент преодолел вето президента и продлил мораторий на продажу сельскохозяйственных земель. Как далеко за это время БЮТ продвинулся в законотворчестве? В какие сроки вы видите принятие соответствующих законов и отмену моратория? В. Б. — Думаю, чтобы принять эти законы, нужно только несколько заседаний Верховной Рады. Потому что фактически их текстовая часть готова. Я принимал участие в создании одного из них. В свое время мы не поддержали продажу земель путем приватизации на селе, поскольку считаем: предварительно не выделив земли природоохранного фонда, а также не определив земельные потребности государства, делать этого нельзя. «ЗН» — Владимир Дмитриевич, по поводу позиций двух союзнических сил. Прежде чем идти на выборы, БЮТ и «НУ—НС» говорили о разных договоренностях, квотах, портфелях и тому подобном. Господин Кучеренко от лица «Нашей Украины» заявил, что земельный вопрос — один из основных. Есть ли у вас конкретные договоренности о том, какие именно законы и когда именно будут приниматься, чтобы отменить этот мораторий? Ведь стремление к идеальным законам означает бесконечное затягивание времени. В. Б. — У нас нет принципиальных расхождений. Ни одного. Просто мы немного расходимся в тактике решения земельной проблемы в Украине. Я не думаю, что «Наша Украина» будет против предложенных нами законов. А. К. — Я уже сказал, что все абсолютно логично, и мы это поддерживаем. Вопрос времени. В. Б. — То есть нужно идти к отмене земельного моратория путем принятия минимум четырех законов. Инвентаризацию земель можно провести в рамках завершения кадастровой эпопеи в Украине. Знаете ли вы, что, например, киевский городской кадастр как такой не существует, потому что один находится у бывшего главного архитектора Сергея Бабушкина, который в документальном варианте все это куда-то дел, никто не знает, где оно. Какой-то вариант находится в Управлении генерального плана «Киевпроекта», а третий, самый новый, — в Киевархитектуры... А. К. — Поскольку «Киев­проект» приватизирован, то один из упоминавшихся вариантов кадастра не является собственностью городских властей. «ЗН» — Ирина Михайловна, а какова позиция представляемой вами Партии pегионов? Ирина Акимова И. А. — Думаю, что мнение у всех фактически одно и вряд ли здесь могут быть какие-то большие противоречия. Да, в следующем году нужно отменять мораторий, дабы не тормозить развитие рынка сельскохозяйственных земель. Аргумент в пользу того, что могут использоваться теневые схемы, на мой взгляд, не является убедительным: при наличии моратория они используются в гораздо большей степени, чем при его отсутствии. Вопрос о моратории должен сопровождаться доработкой и принятием окончательного варианта закона о земельном кадастре. Внутренние противоречия между отдельными государственными органами по поводу того, кто получит право проводить регистрацию, — вопрос технический. Использовать его как аргумент для продления моратория, на мой взгляд, не имеет смысла. Да, будут какие-то технические недоработки, скажем, по вопросам кадастра. Но лучше их устранять уже после отмены моратория на землю, чем откладывать эту процедуру бесконечно. Есть и другие вопросы, которые важно задавать уже сейчас. Должны ли существовать (и какие) ограничения на владение землей, например, для резидентов и нерезидентов? Сейчас максимальный размер земельного участка, которым может владеть резидент Украины, — до 100 га. Аргументы используются разные — начиная от социальной справедливости и заканчивая невозможностью эффективного управления большим участком земли. Все эти аргументы очень противоречивы, а итог один — затягивается естественный процесс концентрации сельскохозяйственных земель. Поэтому наряду со снятием моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения на повестку дня нужно выносить вопрос о сохранении — или наоборот, несохранении — максимальных ограничений на владение земельными участками. «ЗН» — А что вы скажете о правах нерезидентов? И. А. — На сегодняшний день мы фактически идем по пути запрета владения землей для нерезидентов. Вопрос сложный. Я думаю, что такие вопросы требуют серьезных консультаций. Их нельзя решать только в кругу профессионалов, вынося на публику уже готовое решение. Давайте посмотрим, что происходит в других странах. В странах — так называемых старых членах ЕС подобных ограничений практически не существует. Это соответствует принципу свободного перетекания капитала: финансового, человеческого и других. В странах — новых членах ЕС к этому вопросу подходят по-разному. Например, в Венгрии нерезидент не имеет права владеть землей, если он живет менее трех лет на территории страны. После того как этот территориальный ценз проживания выдерживается, нерезидент получает такое право. В Чехии, Словакии, Литве действуют временные меры по ограничению владения нерезидентами земель на территории этих стран. Они отложили решение этого вопроса на семь лет. Но я хочу обратить внимание на то, что все идут по одному пути: постепенно все ограничения на владение нерезидентами земельными участками отменяются. Вот почему Украине, я думаю, тоже следует подумать об этом. Я не призываю к снятию ограничений без предварительного консенсуса в обществе, без предварительных консультаций, но если мы собираемся в Европу, то нужно учитывать, что свобода перемещения капиталов будет включать в том числе и свободное владение земельными участками на территории других стран. «ЗН» — Будет ли принесено в жертву ваше отношение к судьбе моратория в том случае, если парламентская коалиция будет создана с коммунистами, которые, естественно, против его отмены? И. А. — Моя позиция такова: единственным хозяином, единственной силой, которая может способствовать инвестиционному развитию экономики, является сила конкуренции. Т. е., если перефразировать слова наших политических противников, «закон должен быть для всех один — это закон рынка». Для развития конкуренции абсолютно необходим развитый рынок земли, поэтому с какой бы политической силой ни шел поиск компромисса, думаю, что Партия регионов будет последовательно отстаивать вопрос о снятии моратория на землю. А. К. — Буквально одна ремарка относительно нерезидентов. Да, рано или поздно этот вопрос встанет и будет решен в их пользу. Но сегодня, я думаю, его не надо даже обсуждать. Иначе мы рискуем, что до того, как войдем в Евросоюз, украинские земли будут фактически российскими. «ЗН» — Вы кривите душой оба. Потому что на самом деле процесс приватизации украинской земли россиянами через подставные украинские фирмы уже идет полным ходом… А. К. — А как это можно запретить, если они создают резидента?.. Но если землей владеет нерезидент, юридическое или физическое лицо другой страны, здесь разница принципиальная. Другое законодательство работает. Теперь второй вопрос — политический. В выступлении представителя Партии регионов действительно есть логика. Единственное, чего я не могу понять, — как коалиция Партии регионов с коммунистами или, например, Натальей Витренко будет разруливать эту ситуацию? Поэтому, я думаю, надо это четко выяснить со своими потенциальными политическими партнерами сейчас. И пусть они скажут обществу, что будут потихонечку сползать с этого принципиального вопроса. И вопрос профессиональный. Что вы скажете по поводу очень больной позиции, которую затронул коллега Бондаренко, — о проблеме рыночного изъятия земель, которые были раздерибанены, а теперь мешают развиваться общине, городу? Насколько жесткую позицию вы здесь занимаете? Почему я об этом спрашиваю? Если вы помните, мы готовили законопроект по хрущевкам, и я был одним из главных его разработчиков. Тогда это был принципиальный вопрос, на котором мы дали задний ход. Вначале включали жесткую норму, что снос хрущевок — это общественная необходимость, жилец обязан продать квартиру по рыночной оценке. Законопроект поддержали, если я не ошибаюсь, более 400 депутатов, но мы потом отыграли эту общественную необходимость назад. И любая бабушка, умело управляемая каким-либо авантюристом-адвокатом, может пить кровь у всего города, у инвесторов. Примерно та же проблема и с землей. Ее мы наблюдаем на примере строительства Подольского моста в Киеве... И. А. — Позиция здесь одна: смотрим на соседей и используем их опыт у себя. Опыт соседей говорит о том, что в случае этой общественной необходимости земельные участки или другая собственность могут выкупаться государством, но по рыночной цене. Поэтому здесь самый главный вопрос — каким образом будет проводиться оценка выкупаемого участка либо объекта собственности. Как сегодня гарантировать реальную рыночную цену? «ЗН» — И какой механизм вы предлагаете? И. А. — Один из самых простых и самых действенных — это механизм аукциона, на котором определяется реальная рыночная цена любого объекта собственности. Не исключаю, что на пути практической реализации такого рода механизма возникнет много проблем, связанных с несовершенством нашей судебной системы. Вот почему при принятии и внедрении закона необходимо продумать юридическую сторону: все ли у нас есть в законодательном плане для рассмотрения конфликтов с собственниками? А. К. — Т. е. морально вы готовы? И. А. — Морально здесь неготовым быть нельзя, потому что вопрос инвестиций для реализации общественных потребностей — это вопрос, который встает в любом населенном пункте. Главное — максимально защитить людей. А это возможно лишь при наличии квалифицированной системы разрешения конфликтов, если они возникают, и при качественной оценке объекта собственности. В. Б. — На сегодняшний день существуют как минимум две известные мне огромные латифундии, представленные господами, которые относятся к разным политическим силам. Это фирма «Нафком», владеющая в добром десятке областей тысячами гектаров, которые беспощадно эксплуатируются исключительно для выращивания подсолнечника, кукурузы и некоторых других культур. Если бы там был эффективный собственник, я ничего не имел бы против, ведь он платил бы налоги. Сегодня же эту землю арендуют у сельских бабушек за мешок зерна... У Александра Ткаченко из Коммунистической фракции действует примерно такая же система на юге Киевщины, Черкасщины и дальше. Там и Л. Кравчук, и его компания, которая «Нафком» создала. Они не заинтересованы, чтобы земля была собственностью, потому что тогда придется платить налоги. Лучше беспощадно эксплуатировать огромные земельные наделы — формально крестьянские паи... Нас пугают, что придет иностранец, выкупит и вывезет землю. Да никуда он ее не «экспортирует»! Законодательством его нужно поставить в равные условия хозяйствования с украинскими гражданами, поскольку все равно залезет через подставных лиц. Прошли времена, когда надо было бояться резидента и нерезидента. Конституция Украины определяет, что на территории Украины равные права имеют граждане Украины, иностранцы и лица без гражданства. Во всех отношениях равные права. Так и в земельных вопросах, согласно Конституции, тоже должно быть это равенство. От самоуправства — к диктату… плана? «ЗН» — Сегодня города начинают задыхаться в поясах приватизированной, распаеванной, розданной под особняки и коттеджи земли. С одной стороны, здесь есть нюанс соблюдения интересов общин, с другой — городам действительно необходимо куда-то расти. Укажите, пожалуйста, на карте Украины хоть один населенный пункт, где сегодня существует генеральный план? Владимир Поляченко В. П. — Теоретически такие документы есть в каждом городе, практически — они не выполняются. В том числе и в столице. Позволю себе небольшой экскурс в историю. По первому ген­плану Киева Княжичи, Вышгород, а также часть Ирпеня и целый ряд других городов-спутников были отнесены к территориям строительства столицы. Это была моя мечта, чтобы под Киевом не строились элитные дома в четыре-пять этажей. А. К. — Владимир Аврумович, мне кажется, что Киеву не стоит бороться за расширение своей территории. По крайней мере, сейчас. Пусть столичные власти на деле покажут свои способности в управлении хотя бы этим мегаполисом. Они и этим не могут управлять. Кстати, ни предыдущая власть, ни нынешняя. А все продолжают рассказывать какую-то сказку о Броварах, Вышгороде, Василькове — наверное, на основе того самого первого генерального плана, о котором вы говорите. Это все ерунда. Только города-сателлиты. Так, как развиваются Нью-Йорк, Чикаго... В. П. — Я все-таки про мечту продолжу, потому что не во всем согласен с коллегой. Итак, под Киевом строятся элитные дома в четыре-пять этажей. Да еще и под громкие возгласы о каком-то строительном буме. Какой это бум?! Давайте вспомним, что в 1986 году Украина сдавала 23 млн. квадратных метров жилья в год. Пусть не очень качественного, но оно решало жилищную проблему в стране. Сегодня мы строим всего 9 млн. квадратов, причем половина из них — индивидуальное жилье, половина — квартиры для богатых. Сегодня основная проблема государства — именно в отсутствии доступного для остального населения жилья. И земля здесь ключевое понятие, потому что любой дом стоит на земле. Вот в столице, к примеру, строить уже негде. Все по-хамски растрынькано, разбросано, захвачено… «ЗН» — Народ смекнул, что строительство — очень прибыльный бизнес... В. П. — Смекнул. Земли захватываются повсеместно либо латифундистами, либо спекулянтами, которые потом перепродают участки. Пока не поздно, все это нужно остановить и разработать на уровне государства продуманную стратегическую политику в этих двух взаимосвязанных сферах — земельной и строительной. Через два года будет уже поздно. «ЗН» — Что необходимо для этого сделать? И кто вообще должен заняться наведением порядка — центральная власть, местная? В. П. — Прежде всего, нужен диктат генерального плана. К этому уже пришли в Москве. Тогда никто — ни Омельченко, ни Черновецкий — никогда не позволит такого самоуправства по отношению к землям государства, которое мы наблюдаем все эти годы. Генеральный план — это табу. Только он может диктовать, что, где и когда нужно строить. А уже кто будет строить — решайте на аукционе, тендере, где угодно. Только такой подход обеспечивает в цивилизованных странах невозможность появления небоскреба, к примеру, на Елисейских Полях или такого же странного объекта в центре Праги или Софии. Никакой европейский архитектор на это не пойдет. У нас же приходишь в Институт генерального плана — он частный. Заплатил деньги — и строй. Что душа пожелает, то и строй! И пусть на меня не обижаются коллеги, поэтому у нас даже на Крещатике есть дома в 25 этажей! И выше появятся… В свое время генеральный план смотрел и утверждал лично Щербицкий. Этому посвящалось специальное заседание полит­бюро. Попробовал бы кто-нибудь отступить или нарушить утвержденный документ. А. К. — В качестве ремарки. Когда-то я как глава Запорожской обладминистрации летел с президентом Кучмой в Узбекистан. Так при мне Омельченко загрузил в ноутбук макет реконструкции Майдана. И в самолете два «архитектора» — Кучма и Омельченко — буквально на коленях утрясали макет застройки главной площади страны. «ЗН» — Однако и Омельченко, и Черновецкий неоднократно уверяли публику, что генеральный план в столице есть. В. П. — Его нет хотя бы потому, что можно прийти в Институт генерального плана и переписать участок промышленной зоны под жилье, зеленой зоны — тоже под жилье… Какие еще нужны аргументы? На мой взгляд, необходимо узаконить генеральные планы городов на уровне Кабинета министров. Чтобы никакой мэр даже и не помышлял о каком-либо изменении этого официального документа. В. Б. — Согласен, роль Кабмина как раз и состоит в том, чтобы зонально планировать развитие территорий страны и закреплять это соответствующими документами. Сегодня же собственные генеральные планы создает себе каждая административная единица, где есть совет. Что из этого получается? К примеру, в Киеве уже не появится ни одного кладбища. А как городу планировать такие объекты на территории другой административной единицы? Александр Бригинец А. Б. —Я знаю, как решают эту проблему в Китае — все выполняют решение центра. А в Европе наоборот — много разных общин решают один и тот же вопрос и работают на результат. Сегодня уже понятно, что Бровары никогда не захотят войти в состав Киева и потерять самостоятельность. Им гораздо удобнее быть отдельной единицей и входить в зону мегаполиса. Поэтому необходимо найти какой-то инструмент, который бы заставлял все общины работать на один конкретный проект. Земельный в том числе. Наверное, эту функцию должна взять на себя какая-то более высокая по статусу организация. Может быть, Кабмин. И. А. — Партия регионов разделяет обеспокоенность коллег, но наша позиция несколько иная. Во-первых, я не понимаю, как можно возлагать все надежды на разрешение проблемы из центра. Мне кажется, после семидесятилетнего советского опыта все иллюзии на этот счет развеялись. Сейчас мы говорим о том, что никто лучше местных и региональных властей не знает, что необходимо для конкретного региона, каким образом его развивать. В таком случае мне непонятно, почему Кабмин должен решать проблему генерального плана. Опыт развитых стран свидетельствует, что разграничение земель на предмет их сегодняшнего и будущего использования действительно необходимо. Какие земли у нас остаются, к примеру, под природоохранным «зонтиком» в рамках заповедника — то ли местного, то ли национального, какие используются под сельскохозяйственное производство, какие — под возможную застройку сегодня или в перспективе. То есть тот глобальный генеральный план, о котором я сейчас говорю, будет приобретать конкретные очертания не только территориально, но и во времени. Следующий шаг — выработка четких и прозрачных процедур. Если это сельскохозяйственная земля, то необходимо знать, можно ли менять ее целевое назначение. При этом прозрачная процедура возможного перевода части земель — обязательное условие. Большинство вопросов, связанных с региональными программами, должны, безусловно, решаться местными советами. Повторяю, лучше, чем они, никто эти вопросы не решит. «ЗН» — Господа, а вам не кажется, что в случае принятия ваших предложений основной очаг земельной коррупции с местного уровня плавно переместится в Кабмин? В. П. — Мы с вами говорим о разных вещах. Может быть, сейчас я озвучу непопулярные вещи, но проблема того стоит. Мы детально изучали зарубежный опыт. Во-первых, в той же Москве земля не продается. Поэтому там нет таких проблем, как у нас. Ты получаешь землю в аренду. Точка. И если городу нужно на твоей земле провести дорогу или мост — извини-подвинься, у тебя земля арендованная. Во-вторых, в цивилизованных городах продается не земля, а инвестиционный проект с четкими расчетами, обоснованиями, ограничениями и ценой лота. При этом регулярно проходит инвентаризация проданных инвестиционных проектов. Если проект на точке замерзания — правительство Москвы просто в разы увеличивает арендную плату. В итоге он попадает в руки другого инвестора, который доведет проект до ума. Поэтому моя позиция уже который год неизменна: в большом городе — только аренда и продажа прозрачного инвестиционного проекта. И генеральный план, конечно. «ЗН» — То есть вы предлагаете отказаться от продажи земли в городах? В. П. — В больших городах — да. Нашей политической силой уже зарегистрирован законопроект о государственной поддержке доступного жилья, где этот момент учтен. И еще я хочу сказать о том, что в ближайшее время президент проведет совещание, на котором выразит свою позицию на этот счет. Уже есть проект указа президента, разработанный рабочей группой секретариата. Документ затрагивает основные принципы формирования жилищной политики Украины. Президент намеревается обозначить жилищную проблему как национальный приоритет. Поручение о разработке и утверждении генеральных планов будет расписано на Кабмин. В указе речь идет и о земельных участках, которые под строительство доступного жилья должны выделяться бесплатно. «ЗН» — Интересно, кто будет выполнять этот указ после выборов? В. П. — Ну сколько можно задавать подобные вопросы? Ну почему такие вопросы не задают в Женеве, в Париже? Нужно хотя бы один раз посадить того, кто не выполняет законы! Ролевые игры. Участвуют все! «ЗН» — Реализация этой креативной идеи, к сожалению, не прижилась, в том числе и в вашей партии в период пребывания у власти. Однако давайте все-таки вернемся к земле, а точнее, к роли каждой из представленных здесь политических сил в процессе ее «освоения». Коль уж речь зашла об очередных инициативах почетного президента НУ и президента страны, вопрос к вам, господа: у Виктора Андреевича и его команды, как оказалось, масса идей и предложений — так почему не реализовывали? Ведь время же было, работали два оранжевых правительства… Почему президент Ющенко наложил вето на бютовский закон об аукционах на аренду городской земли, хотя земля сегодня в основном уходит не с аукционов, а за копейки в долгосрочную аренду? Почему президент Ющенко сначала своим указом вводит ограничения на застройку в исторической части Киева, а через два месяца «выводит»? Где логика действий вашей команды, наблюдающей, а на местном уровне, чего греха таить, участвующей в незаконном распределении земли в той же столице? Не будет ли указ президента о доступном жилье очередным предвыборным прожектом, о котором все забудут уже 1 октября? В. П. — С одной стороны, если проект о доступном жилье зарегистрирован в парламенте, то это уже не прожект. С другой — признаю, что мой оптимизм относительно того, что я, такой авторитетный и профессиональный строитель, придя в парламент, все и сразу решу, уже иссяк. Элементарный закон о том, чтобы будущий застройщик, претендующий на землю, хотя бы паспорт в мэрии предъявлял, я провел только с шестого (!) раза. И это после скандала с «Элитой»… А. К. — Вы спросили о Киеве. Я вам говорю честно и откровенно, выражая позицию Алексея Юрьевича Кучеренко: в киевской городской партийной организации существуют очень большие проблемы. В составе столичной депутатской фракции много случайных людей. Местные выборы однозначно стимулируют смену большинства команды НУ в столице. «ЗН» — И все-таки озвучьте позицию вашей политической силы на национальном уровне. За полтора года каденции столичного мэра Киев потерял более 1000 га земли. В основном по дешевке. Почему молчит президент? Ведь, как сказал г-н Поляченко, еще год-два — и процесс будет необратим… А. К. — А почему вы решили, что это все президент? Скажите, пожалуйста, в каком законе написано, что бездарный городской голова на глазах у всего города должен разбазаривать все это имущество? Я могу другой пример привести: глава районной Переяслав-Хмельницкой администрации, кстати, член НУ, сама себе разработала положение о тендере на аренду земли и вместе с БЮТом провела через совет. А Киев — это наше с вами горе, киевлян в первую очередь. И я понимаю, почему президент наложил вето на закон об аукционе на аренду: вокруг сразу же начались бы стенания о том, что он вмешивается в систему местного самоуправления. «ЗН» — Но зато совершенно точно то, что президент наделен правом законодательной инициативы. В. П. — Тогда давайте не будем забывать о норме, кстати, подтвержденной Конституционным судом, о том, что президент обязан главой столичной администрации назначить всенародно избранного городского голову. А. К. — Уважаемые журналисты, я совершенно согласен с тем, что у умных людей, а тем более у тех, кто работает в СМИ и профессионально наблюдает за происходящим, должны возникать подобные вопросы. Однако за дополнительными разъяснениями позиции Виктора Андреевича я советую вам обратиться в секретариат президента. Позицию НУ мы вам озвучили. В Киеве же правит всенародно избранный мэр и некие физические лица, которые контролируют акционерное общество «Киевсовет». К сожалению, Владимир Поляченко — только миноритарный акционер этого общества. «ЗН» — И все-таки объясните, для чего почетный президент НУ отменил указ об ограничении застройки в центре города? В. П. — Это — большая ошибка президента. Я намерен просить Виктора Андреевича пересмотреть свою позицию. Сказав «а», нужно было выдерживать взятое направление. В центре города должна быть детальная планировка и четкое зонирование в смысле того, что и где можно строить. Указ отменять было нельзя. Произошла какая-то ошибка. «ЗН» — Кто пролоббировал эту ошибку? В. П. — Лично я не знаю, кто пролоббировал. А. К. — Да поймите же вы, существует 400 способов сравнительно честного способа увода денег у людей. Это если по Бендеру. Дело в том, что все земли, которые разворовываются, разрешения, которые выдаются за взятки, — все они легальные. Там есть печать, протокол сессии, на которой принималось решение о землеотводе. Мне сложно анализировать, но, по-видимому, указ вошел в противоречие с этими решениями, которые были приняты не только нынешней властью, но и предыдущей. Наверное, сработала какая-то конституционная норма, и указом, даже президентским, влезть в сферу действия закона о столице оказалось невозможно. В. Б. — А я догадываюсь, почему президент отменил указ об ограничении застройки в центре столицы. Потому что Петр Ющенко и Олесь Довгий вместе возглавляют одну очень специфическую комиссию по сохранению исторического наследия в Киеве. Это на их глазах уничтожили Первый телеграф и сказали, что его вообще не было. Хотя люди, в том числе первый руководитель заповедника «Київська фортеця», утверждают, что был… Однако через какое-то время мы увидим, кто, где и с каким проектом легализуется. Вот тогда станет окончательно ясно, почему Ющенко отменил свой указ. «ЗН» — Так как же победить коррупцию? Надо полагать, создание антикоррупционного агентства при таких раскладах не спасет и от Партии регионов, неплохо «освоившей» землю и в столице, и в Крыму. И. А. — Я предвидела вопросы по поводу так называемого дерибана земли и неких коррупционных схем распределения. Понимаете, все это несколько другая сторона. Мы пытаемся сейчас решить этот вопрос другими методами. Против коррупции нет никакого другого действенного метода, кроме как… А. К. — Возглавить ее… И. А. — …кроме прозрачной, понятной схемы принятия решений. Если мы говорим о местном самоуправлении, то ничто, кроме политического института смены власти и боязни за то, что в следующий раз за тебя не проголосуют, не может быть более действенным инструментом. Так же и на высшем уровне. В этом плане развитие гражданского общества, свободы слова имеет не просто большое, а архибольшое значение. Если процедуры установлены и нарушаются, функция этих институтов — привлекать внимание общественности к нарушениям. Дальше вопрос должен решаться только в судебном порядке. А. К. — Гражданское общество, свобода прессы и прочие инструменты, о которых идет речь, — это некая абстракция, которой сегодня нет. Я, конечно, понимаю желание крупного капитала скупить все, что можно, и все, что еще осталось. Я также понимаю, где пребывает этот капитал, — как мы уже успели выяснить, не только в вашей, Ирина Михайловна, партии. Есть и в других. Но в основном все-таки у вас, ведь мы же следим за капитализацией основных акционеров ПР. Поэтому, поддерживая г-жу Акимову, признаю также, что будущее действительно за местным самоуправлением. Однако немедленно после избрания новой ВР нужно принять несколько законов. Во-первых, изменить систему выборов в местные советы (поскольку пропорциональная не работает), во-вторых, решить проблему возможной смены власти путем проведения местного референдума. Для этого необходимо упростить механизм проведения референдума и, прежде всего, его регистрации, исключив из цепочки местную власть. Если мы, акционеры Киева, избрали голову нашего наблюдательного совета и он нас в итоге не устроил, дайте нам возможность его через год заменить. И. А. — Я, например, против таких референдумов. В. Б. — Представитель ПР только что сказала, что основным инструментом, регулирующим поведение власти, должно являться осознание того, что завтра ее могут отстранить от руля. Аргумент, признаюсь, не слишком убедительный. Да слуга народа за год нахапается так, что ему уже будет неважно, выберут ли его снова. Я уже взывал однажды к совести того же лидера столичного ГАКа. Но таких не интересуют эти вопросы. У них нет политической ответственности, так как политическая сила, которую они представляют, надумана. Сегодня гак, завтра — крюк… А. Б. — В такой ситуации нам нужны сильные и ответственные партии, в том числе на местах, а также четкие рамочные законы на уровне парламента. В том числе закон об ограничении застройки в исторических центрах городов. И еще много других законов. Чтобы местные советы не могли через них переступать. «ЗН» — Вот вы все говорите о каких-то будущих законах, а мы здесь упираемся в то, что уже сейчас в распоряжении государства осталось менее 25 млн. га земли. Пока примете законы, применять их уже будет негде — первичного рынка земли не будет… И. А. — Я все-таки хотела бы закончить свою мысль по поводу политической ответственности на местном уровне. Сегодня утром ПР делала презентацию нашей программы по теме развития местного самоуправления и реформы ЖКХ. Мы заявили о необходимости возвращения к мажоритарному принципу. Но только в небольших общинах до 10 тыс. человек. Конечно, это дискуссионный вопрос. Но здесь основной аргумент — близость конкретного депутата к избирателю. На наш взгляд, эта мера будет способствовать и политической подотчетности на местах. И еще один момент по поводу местных референдумов. Мы уже говорили о зонировании земли и генеральном плане, где часть вопросов может решаться рамочным законом, а часть — решением местных общин. Механизм местных референдумов здесь просто необходим. «ЗН» — А вам не кажется, что в этом случае мы до такой степени можем заиграться в референдумы, что будем спрашивать у народа желаемую величину ставки кредита или процент по депозиту в банке? В стране никто не отменял существования вопросов, связанных с национальной безопасностью. Вот где, к примеру, разместить атомную станцию или площадку по утилизации мин? Местные общины вряд ли проголосуют за них на своем референдуме. И. А. — Во-первых, мы не предлагаем использовать механизм местных референдумов повсюду. «ЗН» — Вы не предлагаете, но если людям дать такую неограниченную возможность, они будут ее использовать. И. А. — Конечно, никто не застрахован от принятия не всегда правильного решения, но это инструмент преодоления споров для стран демократического устройства. Например, Австрия на всеобщем референдуме отказалась от производства и использования на своей территории атомной энергии. Хорошо это или плохо, другой вопрос. Так что, коль уж мы взялись строить демократическую страну, нам придется привыкать и к ее инструментам. «ЗН» — Уже сегодня, имея на руках все инструменты, которые могли бы прекратить банальное разворовывание киевских, крымских и других лакомых земель по всей Украине (мы имеем в виду вот уже второй год действующего премьера и коалицию в парламенте), ПР не то что не прекратила, а наоборот — возглавила процесс на местах. Ирина Михайловна, о каких же проектах будущего мы с вами так долго рассуждаем? И. А. — Во-первых, не секрет, что влияние любой партии, и ПР в том числе, уменьшилось с того самого момента, когда речь зашла о возможности досрочных парламентских выборов. Фактически с весны реальная политическая жизнь была парализована. Во-вторых, с вопросами, которые касаются лично руководителя нашей партии, я бы вам посоветовала обращаться непосредственно к нему. Я же сейчас не собираюсь защищать кого-то от заслуженной или незаслуженной критики. Свою функцию, тем более как новичок, только-только включившийся в политический процесс, вижу в том, чтобы правильно выстроить будущие позиции партии. Мне кажется, что сегодня это важнее, чем выяснять, кто виноват, почему и насколько. «ЗН» — Еще год-другой — и вашу развернутую стратегию будущего придется свернуть. За ненадобностью. И. А. — Вы предлагаете заняться проблемами реприватизации? «ЗН» — Мы предлагаем уже сейчас остановить беспредел. В. Б. — Позвольте, я помогу Ирине Михайловне ответить. В этой связи напомню вам одну историю из партийных отношений в Киевсовете. Вы видели те жуткие кадры побоищ, когда одни стояли в президиуме, защищая Черновецкого, а другие получали по голове. Но я — о другом. К большому сожалению, Партия регионов встала на защиту Черновецкого. Почему? Могу сказать. В то время на сессиях Киевсовета проводилось по шесть, а иногда и по восемь решений о землеотводах для храмов Московского патриархата. Это делал руководитель фракции г-н Омельяненко. Активно «работали» и несколько фирм, которые были созданы специально для процесса землеотводов на другие нужды. Немало земли за период деятельности Киевсовета получил тот же Василий Горбаль под свой «Киевгорстрой-1». Свои интересы на Жуковом острове имеет и г-н Прогнимак. Такие данные я могу привести по каждому члену фракции Партии регионов. Бютовцы за эти вопросы не голосовали. Мы выступали и выступаем за земельные аукционы, которые так и не приобрели популярности у местных властей. Потому до сих пор и продолжается дерибан земли. Что делает городская прокуратура? По всем незаконным решениям сессий мы сразу подаем заявления. Идет прокурорский протест в администрацию. Правда, через два дня он отзывается на доизучение и больше не возвращается. Эта игра идет беспрерывно. Полное ощущение безысходности. А как иначе, если столичная прокуратура — тоже активный участник земельного раздела? Там своя схема с инвесторами, на выделенные городом участки. Что касается судов, то более ста юристов под руководством дочери известного в Украине правозащитника Кивалова защищают интересы городского головы. Это спрут, который контролирует все судебные процессы. Таким образом, откровенная коррупция в системе органов государственной власти, а также местного самоуправления, судов и прокуратуры — одна из главных причин земельной вакханалии. Что со всем этим делать? Можно было бы поставить вопрос о реприватизации. Однако почему должен страдать добросовестный застройщик, который дал огромные взятки всем этим людям, получил земельный участок и начал строить? Как можно у него все забрать? Поэтому реприватизация — это страшный вопрос. «ЗН» — Но как это все остановить? В. Б. — Необходим мораторий на выделение земли в городской черте до законодательного урегулирования вопроса. Почему мы и говорим о генеральном плане, о прозрачности процесса выделения земельных участков под конкретный и утвержденный планом объект. Однако шальные прибыли в строительном бизнесе не предполагают подобных вещей. Город сегодня отдает бизнесмену участок на Печерске за откат, и тот, вложив 7 млн. долл., получает прибыль в 70 млн. А умная власть сама бы построила дом на Печерске, заработала эти 70 миллионов и на них реализовала еще десять проектов под социальное жилье. Но это схема не этой власти. И не этого времени. «ЗН» — Мы, конечно, разделяем вашу оппозиционную риторику, Владимир Дмитриевич, как понимаем и то, что у БЮТа сегодня в Киеве, где разгораются самые громкие земельные скандалы, самая прочная публичная позиция. Однако каким образом ваша политическая сила собирается и далее ее блюсти, имея в списках таких известных земельных латифундистов, как Богдан Губский, к примеру, или Константин Жеваго? Можно бесконечно долго рассуждать о табу, которые нельзя нарушать, однако известно, что эти люди, даже будучи в списках вашей оппозиционной партии, имеют собственных лоббистов в провластных советах всех уровней. В. Б. — Я вряд ли могу что-либо говорить о Губском, потому как не знаю, латифундист он или нет. Богдан Юрьевич не такой давний мой коллега — ПРП вошла в БЮТ только весной этого года. Однако я не могу отрицать, что интересы любого латифундиста, кто бы им ни был, состоят в том, чтобы безответственно эксплуатировать землю и ничего за это не платить. Поэтому наша политическая сила по-прежнему убеждена, что людей нужно как можно быстрее сделать хозяевами земли. Правда, только после принятия тех законов, о которых мы говорили в самом начале нашей беседы. «ЗН» — Что мы делаем с налогом на землю? Как много придется платить будущим хозяевам? И. А. — На самом деле во многих развитых странах налог на землю не является существенным источником местных доходов. Более того, даже наши развитые соседи сталкиваются с проблемой — как же оценивать землю и все строения, которые на ней находятся, чтобы взимать налог на имущество. Поэтому сейчас в Европе намечаются некоторые показательные тенденции. Во-первых, значительная доля населения выводится из-под этого налога, и его платят только высшая прослойка среднего класса и богатые. Так что доля тех, кто попадает под налог на имущество, намного меньше 50% населения страны. Во-вторых, сумма этого налога невелика. «ЗН» — С чем может столкнуться Украина, если налог будет введен быстро и необдуманно? И. А. — Во-первых, с проблемами в оценке как земли, так и квартир. Во-вторых, с большой социальной напряженностью в случае определения ставок налога по рыночной оценке. Большинство населения окажется не в состоянии его платить. Может встать вопрос об изменении профиля собственности. Вот почему к таким вещам нужно подходить с большой осторожностью. Налог на имущество и землю вводить необходимо. Но до тех пор, пока не будет на практике в полном объеме реализован рынок земель, пока не будет ясна схема оценки — рыночная или промежуточная, предпринимать какие-то активные действия в этом направлении преждевременно. В. Б. — У меня еще один вопрос к представителю ПР. Не так давно Кабмин принял постановление № 1/045 от 01.08.2006 г. о том, что проблемы регулирования сноса зеленых насаждений на территории субъекта собственности являются проблемами самого собственника. И за одну ночь в одном из районов Киева было уничтожено 32 стосорокалетних дуба и две сосны. Оказывается, это законно? Таким образом Партия регионов решает проблемы перспективной застройки зеленых зон? «ЗН» — А ликвидация института, который определяет границы и перечень исторических памятников, о чем «ЗН» писало в прошлом номере? С одной стороны, мы видим, что президент отменяет свой указ об ограничении застройки в центре. С другой — г-н Яцуба уничтожает единственный в Украине институт, который имеет лицензию на подобного рода охранную деятельность, а Янукович разрешает рубить лес. Земля, по сути, стала таким же политико-капиталистическим интернационалом, объединившим бизнес всех цветов, как и сфера государственных закупок. И. А. — Я скажу о постановлении Кабмина. Это как раз вопрос зонирования земель. Это вопрос возможности или невозможности предпринимать какие-то действия в той или иной зоне. К примеру, по австрийским законам, собственник имеет право вырубать зеленые насаждения в промышленных целях, правда, с условием их последующего восстановления. Потому вопрос не в том, рубить или не рубить какой-то конкретный дуб, вопрос — в четкой процедуре, которая разрешает или не разрешает это на какой-то конкретной территории. На мой взгляд, вполне реально разработать и принять на законодательном уровне такую процедуру. «ЗН» — Так для этого и нужна центральная власть. Вот вы привели уже немало позитивных заграничных примеров. Даже если попытаться абстрагироваться от уровня центра, то и у Партии регионов — на востоке и юге, и у БЮТ и НУ — в другой части страны была возможность решить массу земельных вопросов на местах, где они контролируют советы. Вы можете привести пример населенного пункта, где земельный вопрос решается исключительно мудро, четко, без коррупции, в интересах общины? И. А. — Наверное, такие примеры все-таки есть. Однако, как мне кажется, сегодня представитель любой партии не может взять и положа руку на сердце сказать, что у его политической силы нет никаких проблем и поэтому голосуйте за нас. Вопрос в том, какую программу мы готовим на будущее? Да, мы должны учесть ошибки прошлого, но при этом смотреть в будущее. То, с чем я выступала, это, скорее, программа будущего, а не попытки оправдать кого-то… «ЗН» — Так вы хотите изменить партию? И. А. — Я вполне рациональный человек и прекрасно понимаю, что партия — это не монолит, а живой организм, который состоит из разных личностей и индивидуальностей. Я всегда была прорыночником и им останусь. Буду я в политике или нет. Вопрос в другом: смогу ли убедительно и аргументировано доказать своим коллегами свою позицию? Естественно, на этот счет я не строю воздушных замков и не считаю, что один человек может изменить все. Однако моя позиция сегодня — привнести в политику больше открытости и прозрачности. «ЗН» — Так в том и проблема, что к нам сюда делегируют людей, которые в один голос ратуют за открытость и прозрачность. Однако нет уверенности в том, что впоследствии именно они формируют политику партии по обсуждаемому вопросу. Остается лишь надеяться, что земельные бизнесмены, которые соберутся за другим круглым столом, не обустроят по-своему Украину, расставляя нужные законодательные акценты… * * * Закон «О формах собственности на землю», которым была узаконена частная собственность на землю, был принят Верховной Радой еще в январе 1992 года. Со временем эта норма была записана в Конституции Украины 1996 года. Земельные вопросы в Украине регулируются 34 законами (среди них — Земельный кодекс), 40 законами из смежных отраслей и рядом подзаконных актов. * * * На Украину приходится почти треть мировых запасов чернозема и четверть пригодной для пахоты земли в Европе. Украина занимает первую позицию в мире по распаханности земли — 75% сельскохозяйственных земель и 56 — всех земель. На одного украинца приходится в среднем 0,7 га пахотной земли, тогда как в Европе этот показатель составляет в среднем 0,25 га, в т. ч. в Польше — 0,30, Франции — 0,31 га. Вместе с тем 20% украинской пашни — это деградировавшие и малопродуктивные земли. По оценкам экспертов, ежегодные потери гумуса превышают 30 млн. тонн, а экологически-экономический ущерб от эрозии почв составляет порядка 9 млрд. грн. * * * По данным Госземагентства, нормативная стоимость сельскохозяйственных земель в среднем по Украинее составляет 12 тыс. грн. за гектар. По мнению представителей агентства, после снятия моратория на продажу земель сельскохозяйственного назначения (42,1 млн. га, общей стоимостью около 500 млрд. грн.) цена гектара существенно не снизится, а в Крыму будет составлять в среднем до 15 тыс. грн. * * * • Сертификаты на земельный пай получили 6,8 млн. граждан, или 98,6% от тех, кто имел на это право. Из них около двух третей сейчас — люди предпенсионного и пенсионного возраста. Средний размер пая составляет почти четыре гектара. В целом это 27,2 млн. га сельскохозяйственных угодий. • Взамен сертификатов по состоянию на 1 июля 2007 года фактически оформлены и выданы госакты на право на земельный пай 6,1 млн. граждан (89%). • Общая нормативная стоимость земель, переданных государством бесплатно, составляет около 210 млрд. грн. • Обладателями права на земельный пай в 2007 году заключено 4,3 млн. договоров аренды земельного пая — 61% от полученных сертификатов и государственных актов. Из них: 2,3 млн., или 53,6%, — с хозяйствами, из земель которых выделен земельный пай; 0,5 млн., или 12,2%, — с фермерскими хозяйствами; 1,5 млн. — с другими субъектами хозяйствования. • Средний размер арендной платы в год — 137,3 грн. за гектар. • Общая сумма выплат за аренду земельных паев согласно заключенным договорам на 2007 год — 2,3 млрд. грн., в том числе крестьянам-пенсионерам — 1,0 млрд. грн. (45,7%). За полгода за аренду фактически выплачено 98,8 млн. грн. (4,2%). • Среди форм платы за аренду земельных паев доминирует натуральная — 77,5%. * * * По данным Госземагентства, от продажи земельных участков несельскохозяйственного назначения в государственный и местные бюджеты страны поступило 3,85 млрд. грн., в том числе на протяжении 2006 года — 1,2 млрд. грн., за четыре месяца 2007-го — 806,2 тыс. грн., что существенно превышает объемы запланированного. Тем не менее количество земель, отданных в аренду или проданных на договорных условиях, существенно превышает аукционные продажи, что, по мнению экспертов, может свидетельствовать о злоупотреблениях на местах. Так, из 3, 1 млн. га земель Харьковской области за 2003—2007 гг. было продано 410 га, из них на аукционе — 0, передано в аренду — 737,8 тыс. га. * * * Из 60,35 млн. га земельного фонда Украины по состоянию на 1 июля 2007 года 7,4 млн. га (12%) — это земли населенных пунктов. При этом площадь городов составляет 1,3 млн. га (2% земель), поселков — 546,1 тыс. га (1%), сел — 5,5 млн. га (9%). Структура земель населенных пунктов состоит из сельскохозяйственных земель — 5 млн. га (68% общей площади населенных пунктов), застроенных земель — 1,6 млн. га (22%), лесов и покрытых лесами площадей — 0,334 млн. га (5%), открытых заболоченных и без растительного покрова земель — 0,339 млн. га (5%). * * * Площадь проинвентаризованных земель в пределах населенных пунктов составляет 4,1 млн. га, или 56,2% от общей площади (7,4 млн. га). Площадь проинвентаризованных земель несельскохозяйственного назначения за пределами населенных пунктов составляет 7,3 млн., или 66,1% их общей площади (11 млн. га). Полностью завершена инвентаризация в Черновицкой области, в стадии завершения — работы в Закарпатской (99,8%), Ривненской (98,5%), Черниговской (96,0%) областях, а самые низкие показатели — в Волынской и Черкасской (соответственно 29,0 и 27,3%). * * * Размежеванию земель государственной и коммунальной собственности в Украине подлежат 29,8 млн. га, в частности за границами населенных пунктов — 25,1 млн. Ориентировочная стоимость работ — около 500 млн. грн. На сегодняшний день органами местного самоуправления и органами исполнительной власти принято 751 решение о размежевании земель на площади 2,7 млн. га и заказаны 332 проекта размежевания государственной и коммунальной собственности. Закон «О размежевании земель» фактически не работает, поскольку он предусматривает, что размежевание проводится в основном за счет местного самоуправления, которое не имеет на это средств. Кроме того, размежевание невыгодно местным советам, поскольку в результате часть земель отойдет государству, и они смогут торговать лишь коммунальной землей. Автор :   Инна ВЕДЕРНИКОВА, Игорь МАСКАЛЕВИЧ, Юлия МОСТОВАЯ, Юрий СКОЛОТЯН  
Поделись новостью с другом:

Интересные новости

Жилье для туристов в Украине будет отвечать новым нормам

Жилье для туристов в Украине будет отвечать новым нормам

207
Государственные строительные нормы изменены для рекреационного жилья для туристов. Отныне, по словам Парцхаладзе, оно будет просторным и комфортным.
Как получить землю бесплатно (ВИДЕО)

Как получить землю бесплатно (ВИДЕО)

43
Минюст выпустил информационно-обучающий ролик о том, как бесплатно получить земельный участок в Украине-2018.
Как разменять квартиру?

Как обменять квартиру

1053
Договор мены недвижимости – соглашение, по которому стороны сделки в один момент отчуждают и приобретают другое имущество в рамках обмена по бартеру.
наверх